?

Log in

No account? Create an account

thera_move


Терапевтическое движение

с Резедой Кучкаровой


Previous Entry Поделиться Next Entry
Год зайца. Так чтож, отчего ж...
thera_move

Заяц ... еще не достиг зрелого человеческого качества, но тем не менее, он выступает, как основатель человеческой культуры - Трансформер (Преобразователь). ... Он слился с фигурой Христа [в культуре индейцев виннебаго], и некоторые из соплеменников доказывали, что Христос им не нужен, посольку у них уже есть Заяц. Эта архитепическая фигура демонстрирует явное преимущество перед Трикстером: видно, что Заяц воплощает социализированное бытие, коррегируя инстинктивные и инфантильные побуждения, которые господствуют в цикле Трикстра. Заяц - типичный герой, каким мы знаем его повсеместно и во все времена, будь то цивилиованный мир или дописьменная цивилизация, или самые отдаленные периоды всемирной истории.
...Виннебаго описывают процесс в цикле Зайца: культурный герой сражается, хотя и слаб; он готов пожертвовать детством ради своего дальнейшего развития.


Человек и его символы. Под ред. К.Г.Юнга / Хендерсен Дж. Древние мифы и современный человек. - СПб, 1996
.

Лет 10 назад стала у меня писаться сказка. А выпущу-ка я ее сюда, в год зайца. Итак


ПРО ШУШЕНЬКУ-ЗАЙЧИШКУ

1.
 
В далеком-предалеком, аж за сто верст от Кремля, диком-предиком лесу – еле заслышишь стук електричек – вот какое дикое место там было - жил да был Шушенька, зайчишка-трусишка.

Это был особенный зайчик. У мамы-зайчихи Шушенька выдался единственным черненьким от влажного носика до дрожливого хвостишки во всем помете. Имелась у того единственная белая отметина там, где сердечко бьется, - на груди. А сердце-то у Шушеньки было, хоть и дрожливым, а добрым-справедливым – все в округе знали это и любили его очень. Да только сам Шушенька не ведал этого: жалел-привечал всех сирых да убогих, а от остальных за кустиками прятался-скрывался – недостойным себя считал, трусил-боялся, что не признают за своего. Потому старался образованье свое повысить, читал очень много - газетных и книжных обрывков разных, что за кустиками ему попадались, пока прятался-таился. Там же вычитал однажды, что есть в Миру средство  расчудесное – Духовын рост. Ежели повезет кому такое добыть, будут ему райские кущи, медок сладкий-карамель и щастье на всю как есть жизнь. Как прочел это Шушенька, появилась у него Самая Главная Заветна Мечта Жизни – стать большим и Духовына роста себе добыть.

Надо ли говорить, что Шушенька был самым любимым маминым зайчиком в помете. Жалела она его, что черненьким народился, сказки на ночь рассказывала про Прынцев храбрых и Прынцесс прекрасных, во всякие кружки, да секции водила, чтоб повысить его уверенность в себе и развить артистичность – очень способный в этом был Шушенька. Именно мама-зайчиха строго-настрого учила Шушу достойно трусить-бояться и правильно сидеть за кустиками – на одном месте, тихо и неподвижно, так, чтобы все до одной шерстиночки на теле, не шевелясь, застывали, ни в одной клеточке организма ни одного желания-движения не возникало, подобно Самому Черному Мраку Небытия, Где Ничего И Никого Нет. Все это должно было зайке благородства надбавить, которого в жизни мамы так не хватало.

Быстро сказка сказывается, подрос наш зайчишка, преуспел, благосклонности заячьей заслужил на Поприще в лесу родном. Да только покою ему все не было. Вот и вспомнил в один дождливый денек про старую свою Самую Главную Заветну Мечту Жизни. Собрал он тогда всю свою трусливость в кулачек, в носовой платочек сложил, узелком завязал, на палочку нанизал, на плечо бросил, с мамой-зайчихой, братьями-сестрами, друзьями-коллегами распрощался, да в сам Кремль и отправился – за чудом чудесным, Духовыном ростом. Говаривали, там его добыть можно, ежели у Кремлеводов тайну растаинственну про него выведать