thera_move


Терапевтическое движение

с Резедой Кучкаровой


Previous Entry Поделиться Next Entry
Про Шушеньку-зайчишку
thera_move

(см.  1.2, 3, 4)

5.

Шуша чувствовал, как колко стучит его сердце. В груди щемило, каждый сердечный удар вызывал горячую волну, которая, поднимаясь к горлу, на что-то там натыкалась и обрывалась. Шею саднило, плечи деревянели. Чудилось зайцу, будто его тело набрякло и прибавило в весе. «Ну точно тяжелый я, навалился на него точно мешок с песком. И зачем я согласился? У него, небось, уже руки обрываются – господи, как же неловко!..» - клял себя Шуша, пока Варюша бойко прокладывал себе путь в людском потоке, пробираясь к правому краю оживленной улицы, как будто собираясь свернуть за угол большого расписного дома. Шушеньке мерещились косые взгляды и негромкие голоса за спиной. Он даже зажмурился от стыда и не смел задавать вопросы. «Ну что такое со мной?» - Шуша слабо пытался сглотнуть все, что к горлу подступило. – «Никак с собой сладить не могу… Ну и что ж? Он ведь сам предложил, значит, все нормально – сиди и отдыхай…»

Зайчишке вспоминались первые мгновения, когда он только взобрался на белого, который, прежде чем развить скорость, сначала прошептал ему ободряющие, ласковые слова - прямо в ухо. Восторг и благоговение сделали Шушенькино тело легким, а видение светлым. Чужой город с кремлеводиных закорок казался родным, от народца будто сияние исходило. Варюша для Шушы вдруг превратился в возлюбленного родителя и товарища близкого-преблизкого – ближе, чем кто бы то ни был ему в жизни. Черная шерстка с груди и живота зайчишки мешалась с белоснежной Варюшиной, и Шушу накрыла громадная волна невыносимой нежности. Такая, что хотелось прижаться к Варюше крепче, а еще лучше – вообще слиться с ним, потонуть в его меху и вовсе перестать существовать. Он прижимался щекой к его шее и вдыхал сладкий запах Варюшиного подшерстка. Сверху тулово белого выглядело тонким, грациозным и вовсе неотягощенным ношей. Шуша телом чувствовал силу и гибкость своего носильщика, слаженность и правильность работы его конечностей и торса, когда тот отталкивался от земли и ставил на нее ноги и поворачивался в нужном направлении, огибая препятствия. В какой-то момент от избытка чувств он даже, кажется, поцеловал Варюшу в шею. Да, видно, слишком крепко ее сжал. Варюша на ходу правой рукой ослабил плотное кольцо из Шушиных рук, и черный успел приметить, как нахмурился лоб на возлюбленном кремлеводином лице.

Тогда-то он и почувствовал свое сердце, и как привычную плотную прежде накипь в груди вдруг развезло, и она стала волнами биться о Шушенькино горло. «Ой, все же нехорошо как. Уж лучше б я сам его на себе вез…» - тоскливо думалось Шуше. А Варюша тем временем завернул за угол. И там прыгнул.

Шуша услышал его крик «Держись!», от неожиданности открыл глаза и увидел, что Варюша прыгает по лестнице с высокими ступенями. От каждого прыжка Шушу подбрасывало вверх, так что ему пришлось больно уцепиться за белую шерсть на плечах носильщика, а ногами плотнее обхватить его торс. С верхней ступени Варюша сделал последний длинный прыжок, уцепился за ветвь и повис. Ветвь принадлежала дереву, и прямо под Шушей обнаружилось гнездо.

 Продолжение следует…



?

Log in

No account? Create an account